Миниатюры и зарисовки

tuft

Homo fortunatus
#1
Сюда постим сабж. Есть одно условие - обязательно указывать авторство.

Я иду домой
Я иду домой.
Страх и ужас позади. Впереди - мирная спокойная жизнь, которая только и должна быть у человека. Впереди покой и радость. Позади безумие. Вершитель судеб, ты наконец-то нашёл свободную минутку и для меня, ты наконец-то понял то, о чём я всегда твердил в те несносные мгновения, которые стояли между мной и смертью. Немало времени прошло, Вершитель, прежде чем ты позволил мне вернуться. Вернуться домой.
Шаг за шагом, мгновение за вечностью. Я иду домой. Вдох и выдох, вдох... выдох. Я иду домой. Тук-тук, тук-тук - всё чаще бьётся сердце. Я вижу тебя, соломенная крыша. Тук-тук - вот она, моя скамейка, за которой я провёл немало тихих ночных часов. Вот он тын, мною поставленный, вот горшок, моими руками сделанный... Тук-тук. Мама, я здесь. Мама, твой сын вернулся. Мама, а ты ничуть не изменилась. Мама, что же ты плачешь? Ведь это я! Жив-здоров, как и обещал. Мама, ты ведь знаешь, я всегда сдерживал обещания. Что? Крышу у сарая не перекрыл? Мама, не беда, сделаем. Я тогда просто не успел. А теперь у меня много времени. Только дай мне, Мама, напиться с дороги: уж больно пить хочется. Что? А, да нет, Мам, ничего у меня не болит - пить, говорю, больно хочется.
Спасибо.
...Речка! Речушечка, родная, заждалась? Знаю, что заждалась. Ты ведь помнишь меня? Конечно, помнишь. Сколько я окуньков из тебя перетаскал? А сколько раз ты меня спасала от жары: ласково принимала в объятья, оживляла своею прохладой... Ну что, как в старые времена? Обними меня, как тогда... Э-эх! А ты по прежнему такая же, Речушка, так и норовишь в омут затянуть - игривая. Да, ты права, я люблю с тобой играть. Я люблю тебя, ты только будь прежней...
...Дуб, дубок... Здравствуй, брат. Узнаёшь? Я тебя тоже узнаю. Помнишь, как я карапузом ещё пытался взобраться на тебя, но ты не позволил - уберёг меня, малыша. А помнишь, через пару лет я всё же влез, и ты, несмотря на сильный ветер, не посмел сбросить меня. А помнишь... Что? Где друзья? Нет их, дубок. Нет их больше. Только имена, выцарапанные на твоём жёстком тулове, глубокие борозды на горемыке-коре. Помнишь, сколько мы содрали её с тебя, чтобы тот костёр разжечь?.. Эх дубок, сколько нас таких у тебя было - не счесть. А сколько ещё будет?.. Ну, бывай, брат... Что? Да нет, конечно я вернусь. С сыном вернусь. Что? Да нет, пока нет, но будет... Обязательно.
...Здравствуй, Маленькая, я вернулся. Не веришь? А ты поверь - прикоснись к моей руке. Чувствуешь - это я. Ничуть не изменился... Что? Седина на висках? Так это ничего, это не страшно. Главное, что внутри я такой же. Не такой? Почему?.. Ах, поэтому. Ты права, не мог я совсем прежним остаться. Не мог. Слишком много довелось мне увидеть, пережить, испытать. Слишком много для меня. Слишком много для любого. Чёрт с ним, со всем этим, Маленькая - это всё позади. Теперь есть только ты и я. Ты, я, и наш маленький мирок, в который мы никого не пустим... пока не придёт время. Я ведь так же тебя люблю, Маленькая. Ни на миг не переставал думать о тебе. Зимними тягучими вечерами, летними знойными ночами, нестерпимыми решающими минутами, пропитанными кровью, потом и смертью. Пробираясь сквозь колючие метели, сугробы пушистого, и потому подлого, снега, подставляя лицо летним ливням и спину жаркому солнцу, сбивая ноги в нескончаемых переходах, моля Вершителя о глотке воды, пытаясь выжить в аду боя... Я думал только о тебе... А ты? Думала обо мне? Ты любишь меня по-прежнему?.. Что же ты молчишь? Что взгляд отводишь? Что залилась румянцем? Неужели... Как?! Как ты могла?! Я не верю! Ведь я жил только тобой... мыслями о тебе. Я жил для тебя... Выжил для тебя! Ты... ты не знаешь, что ты со мной сделала. Ты не знаешь! Как ты могла? Ты понимаешь, что я только с твоим именем и рвался в бой? Иначе не мог - духу не хватало...
Ты не понимаешь, что сделала...
...Не плач, не надо, ты не виновата. Никто не виноват. В этом мире вообще не бывает виновных. Все любят, все предают, все умирают... Что? Я выжил? Да, я выжил! Чтобы умереть здесь - увидев тебя. Отпусти мою руку, Маленькая, я ухожу. К матери. Мне крышу перекрыть надо. Ведь я всегда сдерживаю обещания.
Всегда. Сдерживаю. Обещания.

...Сон... Какой странный сон. Я уж и не помню, что в нём было. Из-за чего слёзы на глазах? Из-за чего сердце разбушевалось? Из-за чего так болит? Не помню. Помню тебя, Маленькая, помню слёзы и в твоих глазах. Горькие слёзы. Очень горькие. Не бойся, Маленькая, я всё переживу: мне кажется, недолго осталось. Я чувствую - это последняя битва. Завтра мы выступаем... Ты только жди. Я вернусь и нырну в твои объятья, зароюсь лицом в твои волосы, вдохну аромат твоей кожи, поймаю твой небесный взгляд и коснусь твоих губ, шепчущих мне то, что я долгими месяцами мечтаю услышать вновь...
Ты только жди...

...Нет. Мне не выбраться. Никому не выбраться - их слишком много... Стая голодных волков... их слишком много... не выбраться...
За тебя, Маленькая.
За тебя, Мама. Прости, я так и не перекрыл крышу...

29 грудня 2002 року
© Владимир "Tuft" Скляров
 

tuft

Homo fortunatus
#3
sensey, спасибо. Мне несколько раз говорили, что можно развернуть во что-то. Но мне не хочется.
Написано на 2-м курсе универа :)
 

SvolocH

Глаза 3-го размера
#4
Читая концовку по коже пробежали мурашки.....
Фантация у меня хорошая.. потому, когда такое читаю слезы на глаза наворачиваются... все вижу перед собой как на яву...
 

tuft

Homo fortunatus
#6
Безмятежность

Алое покрывало укрыло небо безупречной тоской. Прожилки белого сна смешались с паутиной яви. Над ними смеётся могучий ветер, клонящий к земле тополя.
Море гневится. Ветер дразнит и его...
Но так не бывает. Этот закат и этот ураган несовместимы...
Потому тоска, а не безмятежность.
Кажется, сейчас самый подходящий момент... Для чего? Для смерти или рождения? Что кому ближе... Кто чего жаждет... А быть может уместно и то, и другое? Тогда возрождение?
Я не задумываюсь. Я тянусь... я сливаюсь... я вдыхаю... дышу... живу... Я хочу, чтобы это небо стало моим домом. Чтобы всё это слилось во мне: небо, штиль, водяной бархат, сон, явь, рождение и смерть... Тоску не хочу. Не хочу ветер.
Это и есть безмятежность.

© Владимир "Tuft" Скляров
 

SvolocH

Глаза 3-го размера
#7
Одиночество

ОНА стоит возле дороги. Ливень. ОНА смотрит, как уезжает ЕГО машина. Хочется плакать, а слез нет. Наверное, ОНА очень много в этой жизни плакала, потому и не может выдавить из себя слезу. Наверное, небеса знают об этом, потому дождь плачет за нее. ОНА стоит всего одну минуту, но промокла уже до нитки.
ОНА вспоминает этот вечер. Он был замечательным.
Они встретились, как обычно после работы и поехали ужинать в ЕГО любимый ресторан. Настроение у НЕЕ было замечательное, так же как и погода. В ЕЕ глазах светилось счастье. После замечательного ужина они поехали кататься по городу, потому что погода начала немного хмуриться, чувствуя неладное.
ОН остановил машину у обочины и посмотрел на НЕЕ таким печальным и решительным взглядом. У НЕЕ пробежали мурашки по коже. Начался дождь. Потом ОНА не могла вспомнить, что ОН говорил, а говорил много, утешал, гладил руки. У НЕЕ в голове кружилась только одна его фраза: "Мы больше не можем быть вместе". ОН говорил, что это не из-за другой женщины, что ОНА не плохая и не хорошая, говорил, что ОНА не такая как все и это замечательно. Но это было все уже не важно, ОНА услышала, то чего боялась все время.... услышать, то что больше не нужна.
ОНА вышла с машины и попросила о последнем одолжении. Пусть уезжает и даст ЕЙ свободно подумать, как дальше жить без НЕГО...
Вот так ОНА шла вдоль дороги и вспоминала этот вечер. Дождь не прекращался.
ОНА стояла на мосту, смотрела на воду. Не думала, о том, что жизнь на этом закончилась. ОНА думала о том, что ее жизнь - это река, все в ней очень быстро меняется.
Когда-то ОНА мечтала, что вот так будет стоять на мосту, ЕЕ будет обвевать легкий ветерок, а на душе ЕЕ будет весна и что там ОНА встретит своего единственного. Но сейчас ОНА стояла промокшая до нитки, не боясь заболеть, одинокая и отверженная. Только сейчас ОНА точно поняла: ОДИНОЧЕСТВО - это ЕЕ удел.
ОНА проснулась, холодная и мокрая, будто действительно стояла на том мосту, смотрела в след уезжающей машины. Хотела заплакать, но слез не было. Это все лишь был сон, сон в длину ЕЕ жизни...но на душе по прежнему осталось ОДИНОЧЕСТВО?
 

tuft

Homo fortunatus
#8
Re: Одиночество

SvolocH, очень хорошо, хотя тема мною не очень-то любима.
А ещё у меня СЛОВА ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ неадекватно воспринимаются - как крик блондинки :))) тут их было бы красивей просто выделить курсивом.

ЗЫ Ах, сколько я слышал таких слов. Ещё можно добавить слова: "Дело не в тебе, дело во мне" :(
 

SvolocH

Глаза 3-го размера
#9
Re: Одиночество

tuft, писала в свое время очень много... обычно про себя.. но это больше не рассказы. а просто переживания и излияния души...
Сейчас буду пробовать писать именно рассказы..
И спасибо за хорошие отзывы!
 

tuft

Homo fortunatus
#10
Re: Одиночество

SvolocH, попробуй. И обязательно выкладывай.
Надеюсь, ты нормально относишься к критике и замечаниям. Я немного уже поднаторел в этом деле (сейчас даже дописываю роман и надеюсь его издать), участвую в разных литературных мероприятиях, общаюсь с писателями, и быть может смогу что-то подсказать.
 

SvolocH

Глаза 3-го размера
#11
Re: Одиночество

tuft, к критике я отношусь очень положительно!! Потому что. если слушать критику внимательно можно стать професионалом в своем деле!
 

tuft

Homo fortunatus
#12
Re: Одиночество

SvolocH, я как-то в далёкие студенческие годы начал писать. И сам же и решил, что у меня очень хорошо получается. Мою спесь очень быстро сбили на собрании клуба любителей фантастики в Донецке, когда очень жёстко разбирали по полочкам мой рассказ, зачитывали вслух отрывки, с которых все очень смеялись. От стыда хотелось провалиться сквозь землю.
Разбирал профессионал.
Но я не обиделся, усвоил урок. Тот рассказ переписал подчистую - получилась совершенно иная вещь.
 

SvolocH

Глаза 3-го размера
#13
Re: Одиночество

tuft, ну я в писатели пока не рвусь... обычно пишу для себя... и никогда не считала, что я хорошо пишу... просто описываю то что у меня на душе...
А вообще писать начала после того, как читать много начала))
 

SvolocH

Глаза 3-го размера
#15
Я хочу, чтоб этот мир стал чуточку добрей...

Ранее утро…8 марта. Будильник зазвенел, и даже не успев, как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Чуть стало светать. Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже голову, я приближался к базару. Я еще за неделю до этого решил, ни каких роз, только весенние цветы…праздник же весенний.
Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то привлекло. Старотипный плащ, фасона 1965 года, на нем не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым. Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки, начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нем просто отвалилась. Из-под плаща, была видна старая почти ветхая рубашка, но и она была чистой и наутюженной. Лицо, его лицо было обычным лицом старого человека, вот только во взгляде, было что непреклонное и гордое, не смотря ни на что.
Я подошел к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. Это были мимозы. Я подошел, да цветы действительно красивы.
- А кто продавец, спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой ледяной ветер.
- А ты сынок подожди, она отошла не на долго, щас вернется, сказала тетка, торговавшая по соседству соленными огурцами. Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда представил, как обрадуются мои женщины, дочка и жена. Напротив меня стоял старик.
Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть не бритым в такой день. На его лице было с десяток порезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты. Деда трусило от холода, его руки были синего цвета ... его очень трусило, но он стоял на ветру и ждал.
Какой-то не хороший комок подкатил к моему горлу. Я начал замерзать, а продавщицы все не было. Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед не алкаш, он просто старый измученный бедностью и старостью человек. И еще я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности.
К корзине подошла продавщица.
Дед робким шагом двинулся к ней. Я то же подошел к ней. Дед подошел к продавщице, я остался чуть позади него.
- Хозяюшка….милая, а сколько стоит одна веточка Мимозы,- дрожащими от холода губами спросил дед.
- Так, а ну вали от сюдава алкаш, попрошайничать надумал, давай вали, а то….прорычала продавщица на деда.
- Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку….сколько она стоит?- тихо спросил дед.
Я стоял позади него и чуть с боку. Я увидел, как у деда в глазах стояли слезы…
- Одна, да буду с тобой возиться, алкашня, давай вали от сюдава, - рыкнула продавщица.
- Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, -так же тихо сказал дед.
- Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка,- с какой-то ухмылкой сказала продавщица. На ее лице проступила ехидная улыбка.
Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по рублю.
- Хозяюшка, у меня есть три рубля, может найдешь для меня веточку на три рубля,- как-то очень тихо спросил дед.
Я видел его глаза. До сих пор, я ни когда не видел столько тоски и боли в глазах мужчины. Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру.
- На три тебе найти, алкаш, га га га, щас я тебе найду,- уже прогорлопанила продавщица.
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась…
- На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари га га га га, - дико захохотала эта дура.
В синей от холода руке деда я увидел ветку Мимозы, она была сломана посередине.
Дед пытался второй рукой придать этой ветке божеский вид, но она, не желая слушать его, ломалась по полам и цветы смотрели в землю…На руку деда упала слеза…Дед стоял и держал в руке поломанный цветок и плакал.
- Слышишь ты, @ура, что же ты, делаешь? – начал я, пытаясь сохранить остатки спокойствия. Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как мышь на удава и молчала.
- Дед, а ну подожди, - сказал я, взяв деда за руку.
- Сколько стоит твое ведро, отвечай быстро и внятно, что бы я не напрягал слух,- еле слышно, но очень понятно прошипел я.
- Э….а…ну…я не знаю,- промямлила продавщица
- Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит ведро!?
- Наверное 50 гривен, - сказала продавщица.
Все это время, дед не понимающе смотрел то на меня, то на продавщицу. Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил цветы и протянул их деду. - На отец, бери, и иди поздравляй свою жену, - сказал я.
Слезы, одна за одной, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал головой и плакал, просто молча плакал… У меня у самого слезы стояли в глазах. Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку.
- Хорошо, отец, пошли вместе, сказал я и взял деда под руку.
Я нес цветы, дед свою поломанную ветку, мы шли молча. По дороге я потянул деда в гастроном. Я купил торт, и бутылку красного вина. И тут я вспомнил, что я не купил себе цветы.
- Отец, послушай меня внимательно. У меня есть деньги, для меня не сыграют роль эти 50 гривен, а тебе с поломанной веткой идти к жене не гоже, сегодня же восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней, поздравляй. У деда хлынули слезы….они текли по его щекам и падали на плащ, у него задрожали губы.
Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слезы стояли в глазах.
Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и вытирая глаза сделал шаг к выходу.
- Мы…мы…45 лет вместе… она заболела….я не мог, ее оставить сегодня без подарка, - тихо сказал дед, спасибо тебе...
Я бежал, даже не понимая куда бегу. Слезы сами текли из моих глаз…
Я хочу, чтоб этот мир стал чуточку добрей...

___________________________
Автор мне не известен, но слезы на глазах навернулись!!!!
 
Thread starter Similar threads Forum Replies Date
zhenshen Без цензуры 1

Similar threads


Сверху