Есенин Сергей Александрович 03.10.1895 - 28.12.1925 Биография

zhenshen

Вселенское Зло
Команда форума
#1



Родился селе Константинове Кузьминской волости Рязанского уезда Рязанской губернии в крестьянской семье. Рос и воспитывался в семье деда по матери, редко общаясь с жившими врозь родителями. Ранние духовные впечатления оформляются в атмосфере глубокого народного православия. В то же время воспитывала поэта и улица, давая выход озорству, неуравновешенности его характера.
Учится в Константиновском земском четырехгодичном училище (1904—1909), затем в Спас-Клепиковской закрытой церковно-учительской школе (1909— 1912) и на историко-философском отделении Московского городского Народного университета им. А. Л. Шанявского (1913—1914), который не окончил.
Первые поэтические опыты пробуждаются рано. Некоторое время в юности он сочинял, по собственному признанию, "только духовные стихи" и лишь по просьбе школьных товарищей решил "попробовать себя в стихах другого рода". Подготовленный летом 1912 г. сб. юношеских стихов "Больные думы" остался при жизни поэта неопубликованным.
С августа 1912 г. живет в Москве, работая сначала в лавке у купца (где и отец — приказчиком), а затем в типографии И. Д. Сытина. Здесь в конце 1913 г. сближается с Суриковским литературно-музыкальным кружком и, став вскоре его членом, избирается в редакционную комиссию. С 1914 г. публикует стихи в детских журналах "Мирок", "Проталинка", "Доброе утро". Неудовлетворенный своим "московским" вхождением в литературу, приезжает 9 марта 1915 г. в Петроград. Здесь почти сразу же получает высокую оценку со стороны поэтов столичной элиты: А. Блока, 3. Гиппиус, С. Городецкого. Его стихи появляются во множестве столичных журналов, осенью 1915 г. он входит в литературную группу "Краса" и литературно-художественное общество "Страда", ставшие первым символическим объединением поэтов, по определению Есенина, "крестьянской купницы" (новокрестьянских).
В первой половине 1916 г. Есенин призывается в армию, но благодаря хлопотам друзей получает назначение ("с высочайшего соизволения") санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны, что позволяет ему беспрепятственно посещать литературные салоны, бывать на приемах у меценатов, выступать на концертах.
На одном из концертов в лазарете, к которому он был прикомандирован (здесь же несли службу сестер милосердия императрица и царевны), происходит его встреча с царской семьей. Тогда же вместе с Н. Клюевым они выступают, одетые в древнерусские костюмы, сшитые по эскизам В. Васнецова, на вечерах "Общества возрождения художественной Руси" при Феодоровском городке в Царском Селе, а также приглашаются в
Москве к великой княгине Елизавете.
В начале 1916 г. выходит первая книга Есенин "Радуница". В 1918 г. в Петрограде выходит вторая книга стихов Есенина "Голубень", подтвердившая талант Есенин как самобытного поэта крестьянской России.
Живая поэзия Есенин воплощает красоту мира во всех ее проявлениях. Есенину был присущ феноменальный дар тонко воспринимать едва ощутимые состояния и неуловимо ускользающие мгновения бытия природы.
Поэт слышал и "звон надломленной осоки", и то, как "нежно охает ячменная солома, свисая с губ кивающих коров".
Образами природы у Есенина пронизана и любовная лирика. Женские образы в его поэзии кажутся прямым порождением мира идеального и мечты и тем не менее обладают чертами соблазнительной земной, полнокровной жизни. Таково, например, стихотворение "Не бродить, не мять в кустах багряных..." (1916); неземная красота его героини созвучна лучшим образцам классической любовной лирики.
Начиная с 1917 г. путь Есенина становится все более противоречивым. Во вневременный, гармонически цельный мир есенинской Руси вторгается теперь история. Об этом говорят уже сами заглавия новых книг поэта: "Преображение" (1918), "Пугачев" (1922), "Песнь о великом походе" (1925), "Русь советская" (1925). И лирика, и образ лирического героя, и сам облик поэта резко меняются, приходит поэзия "бунта".
Есенин принимает участие в двух сборниках "Скифы" (1917, второй помечен 1918 г.), выпущенных ориентирующейся на левых эсеров одноименной литературной группой, вдохновляемой идеологом мистического, мессианского социализма Р. В. Ивановым-Разумником. Есенин и Н. Клюев превозносятся им как поэты-пророки "России будущего". В стихах Есенина появляется мотив вызова старой патриархальной России (поэма "Инония", 1918). Есенин отказывается от Христа, проклинает Китеж и Радонеж — как символы святой Руси и грозится "выщипать" Богу бороду и "вылизать" на иконах "Лики мучеников и святых".
В 1919 г. Есенин — один из создателей (вместе с А. Мариенгофом, В. Шершеневичем и Р. Ивневым) русского имажинизма, целью которого для него было не только "проведение в жизнь силы образа", но и отдаление от патриархальной России, от клюевского "избяного космоса" и сближение с урбанистическим миром, с полной морально-нравственной раскрепощенностью "цивилизованного" человека. Прельщала в имажинизме Есенина и возможность заявить о своем "европеизме", освободиться от сковывающего его амплуа "пастушеского" поэта. Есенин вступает в полосу своего продолжавшегося до последних дней богемного существования. Женившись в 1922 г. на знаменитой американской танцовщице Айседоре Дункан, он затем более года проводит с нею в турне по Европе и Америке.



Последние годы жизни Есенин были отмечены трагическими противоречиями. Высвобождение из-под власти патриархальной Руси и сближение с цивилизованным миром не только не обогатило, но нанесло немало жесточайших ран самочувствию поэта. В 1924— 1925 гг. он создает такие шедевры, как книга стихов "Москва кабацкая" (1924), поэма "Черный человек" (1925). И все же в борьбе власти против "старой", исконной России с ее прежде всего "пахотной идеологией" Есенин решительно встал на сторону последней. В его поэзии присутствует сочувствие разгромленному повстанческому крестьянскому движению, с одной стороны, и скрытое сопротивление, страх перед бездуховностью, перед насилием — с другой: "Сорокоуст", "Мир таинственный, мир мой древний..." (1921); то же самое в драматических поэмах "Пугачев" и "Страна негодяев" (1922—1923). Попытка поэта приглядеться к "новизне" послереволюционной деревни утешительных результатов не приносит ("Возвращение на родину", 1924). На родине он только и видит что взметнувшуюся "колокольню без креста", в избе выброшенные с божничной полки сестрами-комсомолками иконы, вместо которых "на стенке календарный Ленин".
В последний период жизни Есенин сознательно отдаляется от деревни — как от чуждой ему советской "нови".
Он так и уходит из жизни с поэтическим взором, более обращенным в свой внутренний мир, нежели во внешнюю действительность. Все настойчивее звучит в его поэзии тема приближающейся смерти.
Жизнь Есенин трагически оборвалась в Ленинграде, в гостинице "Англетер" при невыясненных обстоятельствах. Похоронен поэт в Москве на Ваганьковском кладбище.

Русские писатели 20 века. Библиографический словарь. Т2. М.: Просвещение. 1998. С. 480
 
#2
Летом 1921 года в Россию по приглашению Луначарского приехала знаменитая американская танцовщица Айседора Дункан. На одном из приемов, организованных в ее честь, где Айседора Дункан исполняла свой знаменитый танец с шарфом… под аккомпанемент «Интернационала» произошло ее знакомство с Есениным. Английского Есенин не знал, а объяснить, как глубоко поразила его американская танцовщица, хотелось нестерпимо. И тогда он снял туфли и начал танцевать какой-то дикий танец, а потом упал перед ней на колени. И Айседора поняла: она гладила золотые кудри поэта и шептала на ухо два известных ей русских слова: «ангель» и «чиорт».
Сергей Дункан и Айседора Есенина

ОНИ венчались в церкви в старом Арбатском переулке. Есенину было 26 лет, а Айседоре — 45. А потом узаконили свои отношения в Хамовническом ЗАГСе. В свидетельстве о браке и в паспортах им обоим записали двойную фамилию, как они того и хотели. Новобрачные стали Дункан-Есениными. Выходя из ЗАГСа, Есенин во все горло ликующе завопил: «Теперь я — Дункан!» А Айседора подхватила: «А я — Есенина!»
До встречи с Есениным Айседора пережила трагедию. Двое ее маленьких детей, мальчик и девочка, погибли в Париже в автокатастрофе. В дождливый день они ехали с гувернанткой в машине через Сену. Шофер затормозил на мосту, машину занесло на скользких торцах и перебросило через перила в реку. Никто не спасся.
Айседора знала, что у Есенина было сложное детство: он рос в семье деда и с родителями почти не общался. «Бедный мой мальчик, — думала Дункан. — У тебя не было матери! Ничего, я полюблю тебя вместо нее… я сумею! На своих недорастратила…»
[more]
Поначалу все шло как нельзя лучше. Айседора выучила несколько десятков русских слов и стала называть любимого «Сергей Александрович». Они ходили на приемы, на литературные вечера, где она танцевала, а он читал стихи. Домой возвращались обычно под утро… Увы, очень скоро идиллия закончилась. Через полгода Есенин в беспамятстве посылал Айседору ко всем чертям, а порой даже и поколачивал. Поймав запущенный в нее сапог, сквозь слезы на ломаном русском языке она говорила: «Сергей Александрович, я люблю тебя…»
Есенин убегал, скрывался у друзей, слал ей письма, что все кончено. А потом прибегал измученный, охваченный нежностью и раскаянием. И плакал, уткнувшись ей в колени.
Ну и катись, старая карга!

ЧТОБЫ вырвать мужа из пучины бесконечных попоек, Айседора решает увезти его за границу: показать ему весь мир — Италию, Германию, Францию, Америку. Кроме того, она надеется, что участие Есенина в ее гастролях как «первого российского поэта» привлечет внимание мировой прессы и публики. Но едва они пересекли границу, начались проблемы. Есенин, которого Дункан представляла как «второго Пушкина», очень скоро взбунтовался: он не хотел быть экзотическим (из «совдепии»!) приложением к «великой Айседоре». «Здесь такая тоска, такая бездарнейшая «северянинщина» жизни, — писал Есенин друзьям в Россию, — что просто хочется послать все к энтой матери». Пил он тяжело, до одури, с ресторанными скандалами, крушением мебели… Надо отдать должное, Айседора довольно быстро поняла состояние мужа. «Я увезла Есенина из России, — говорила она друзьям, — где условия жизни пока еще трудны. Я хотела сохранить его для мира. Теперь он возвращается в Россию, чтобы спасти свой разум, так как без России он жить не может. Я знаю, что очень много сердец будут молиться, чтобы этот великий поэт был спасен, чтобы и дальше творить Красоту».
Летом 1923-го Дункан и Есенин возвращаются в Москву. Внешне казалось, что в их отношениях наступили наконец мир и согласие, но им двоим было ясно — конец близок. Снова начались ссоры по мелочам, скандалы из-за пустяков. И однажды Айседора не выдержала: «Сергей Александрович, я уезжаль в Париж». «Ну и катись, старая карга!» — ласково попрощался с женой, так и не освоившей русский язык, Есенин.
Они встретились на небесах

В 1925 ГОДУ Есенин женился на внучке Л. Толстого Софье. В Ялту, где в то время гастролировала Айседора Дункан, полетела убийственная телеграмма: «Ялта гостиница Россия Айседоре Дункан. Я люблю другую женат и счастлив Есенин». Но это была неправда. Есенин не был счастлив: последний год жизни поэта прошел в болезнях, метаниях, пьянстве. 23 декабря 1925 г. он сбежал из Москвы в Ленинград, где остановился в № 5 гостиницы «Англетер» . В том самом номере, где жил вместе с Айседорой Дункан в феврале 1922 года. Айседора тогда танцевала в зале бывшего Дворянского собрания (ныне Большой зал филармонии) и в Мариинском театре. А Есенин присутствовал на всех ее выступлениях. Увы, в последний приезд Северная столица не принесла Есенину успокоения. Утром 28-го его нашли повесившимся на трубе парового отопления…
Дункан жила в Париже, когда ей принесли телеграмму, извещавшую о гибели Сергея Есенина. Айседора была потрясена самоубийством мужа, которого продолжала любить. «Я рыдала и страдала из-за него так много, — писала она своей приемной дочери Ирме в Россию, — что мне кажется, что уже исчерпала все человеческие возможности для страдания».
В ноябре 1926 г. Дункан получает извещение из московского суда о том, что как официальная вдова Есенина она наследует все не полученные им гонорары, общая сумма коих составляла ни много ни мало 400 тыс. франков. Айседора не приняла денег, хоть и очень нуждалась в них. Она телеграфировала в Москву, что отказывается от наследства в пользу матери и сестры мужа.

***Дункан пережила Есенина на два года. 14 сентября 1927 г., садясь в машину, Айседора обмотала свой любимый красный шарф вокруг шеи и крикнула провожавшим ее друзьям: «Прощайте, я отправляюсь к славе!» Автомобиль тронулся, потом внезапно остановился, и окружающие увидели, что голова Айседоры резко упала на край дверцы. Шарф попал в ось колеса и, затянувшись, сломал ей шею… Чтобы освободить голову, притянутую к борту машины, пришлось разрезать шарф. Толпа набросилась на искромсанный ножницами кусок ткани в жажде заполучить «веревку повешенного» на счастье — и растерзала его на куски.
«Айседора вообще была женщина со странностями. Несомненно, умная, по-особенному, своеобразно, с претенциозным уклоном удивить, ошарашить собеседника… Ей было лет 45. Она была еще хороша, но в отношениях ее к Есенину уже чувствовалась трагическая алчность последнего чувства.
Однажды ночью к нам ворвался Кусиков (поэт, приятель Есенина. — Ред.), попросил взаймы сто марок и сообщил, что Есенин сбежал от Айседоры.
— Окопались в пансиончике на Уландштрассе, — сказал он весело, — Айседора не найдет. Тишина, уют. Выпиваем, стихи пишем. Вы, смотрите, не выдавайте нас.
Но Айседора села в машину и объехала за три дня все пансионы Шарлоттенбурга и Курфюрстендама. На четвертую ночь она ворвалась, как амазонка, с хлыстом в руке в тихий семейный пансион на Уландштрассе. Все спали. Один Есенин, в пижаме, сидя за бутылкой пива в столовой, играл с Кусиковым в шашки… Увидя ее, Есенин молча попятился и скрылся в темном коридоре. Кусиков побежал будить хозяйку, а в столовой начался погром. Айседора носилась по комнате в красном хитоне, как демон разрушения. Распахнув буфет, она вывалила на пол все, что было в нем. От ударов ее хлыста летели вазочки с кронштейнов, рушились полки с сервизами. Сорвались деревянные утки со стен, закачались, зазвенели хрустали на люстре. Айседора бушевала до тех пор, пока бить стало нечего. Тогда, перешагнув через груды горшков и осколков, она прошла в коридор и за гардеробом нашла Есенина.
— Покиньте немедленно этот публичный дом, — сказала она ему спокойно, — и следуйте за мной.
Есенин надел цилиндр, накинул пальто поверх пижамы и молча пошел за ней…»
Наталья ТОЛСТАЯ-КРАНДИЕВСКАЯ, поэтесса, жена А. Н. Толстого
 
Thread starter Similar threads Forum Replies Date
tuft Авторы 39

Similar threads


Сверху